Интервью с Л.А. Бирюковым: дом по желанию

В сегодняшнем интервью мы решили обратиться к Леониду Анатольевичу Бирюкову, заказавшему у нас строительство каркасного дома по оригинальному проекту. Помимо серьёзной переработки проекта, строительство осложнялось и рельефом участка, и составом грунтов, и даже человеческими ошибками. Но несмотря на все трудности, конечный результат строительства заказчик называет положительным.


— Здравствуйте, Леонид Анатольевич. Насколько мне известно, Ваш дом построен по индивидуальному проекту. Позвольте поинтересоваться – каким Вы представляли себе будущий дом перед обращением в строительные компании? Что было первым в списке требований?

Л.А.: Позвольте Вас поправить: мы не шли конкретно по индивидуальному проекту. Поначалу в «Канадский дом» мы обратились с проектом «Луга 136», но впоследствии, уже в общении с Артёмом (Сапегиным, специалистом отдела продаж — прим.) появился вот этот проект.

— В таком случае, был ли у Вас некий список требований к будущему дому? Что из них было основным, от чего Вы не отказались бы ни в коем случае?

Л.А.: На самом деле нет. Было желание построить дом на месте старого, который ранее стоял на этом участке. Соответственно, было примерное представление о том, какой площади должен быть дом, и в какое пятно застройки он должен поместиться.


— Иначе говоря, перед обращением в строительные компании у Вас не было ни черновых набросков проекта, ни примерного эскиза?

Л.А.: Нет, ничего такого. Вообще выбор подрядчика у нас происходил следующим образом: мы приехали на одну из ежегодных строительных выставок, там обошли все строительные компании и собрали с них проспекты и листовки. Просмотрели их, и больше всего нам понравился как раз упомянутый выше проект «Луга». Повторюсь: поначалу мы пришли к вам именно с ним.

— Сложно ли было найти подрядчика, готового не просто построить типовой дом, а построить именно на Ваших условиях?

Л.А.: И вновь повторюсь: выбирали мы просто «по очереди». Собрали проспекты, потом приняли решение, в какой проект мы «вписываемся», и методом перебора проспектов была выбрана «Луга». По информации с листовки было определено, что этот проект реализует «Канадский дом», в компанию было позвонено, и, собственно, потом мы уже приехали к вам в офис.


— Если говорить не только о проекте, но и о самой компании, что показалось Вам преимуществом «Канадского дома»?

Л.А.: Давайте я сразу признаюсь: смотрел я в большей степени на проект. Но не только в смысле архитектуры и планировок: изучал и конструкторские решения, и используемые материалы – вплоть до ширины досок. Конечно, на тот момент я знал о каркасном строительстве гораздо меньше, чем знаю сейчас, однако могу сказать, что с «Канадским домом» как поставщиком домокомплекта я не ошибся.

— Ранее Вы говорили о том, что дом строился на месте предыдущего. Получается, что его пришлось вписать в уже существующий фундамент?

Л.А.: Нет, фундамент здесь делал «Канадский дом». Изначально планировалось закрутить винтовые сваи. Приехал геолог, сделал два пробных шурфа по 6 метров и сказал: закручивать сваи можно. Но когда уже начали монтировать фундамент, оказалось, что закрутить часть свай нельзя: мешают валуны. До ноября решали с «Канадским домом», какой сделаем фундамент, в итоге пришли к ленточному. В процессе поменяли бригаду «свайщиков» на бригаду «бетонщиков»: первые «накосячили» при обустройстве опалубки, и их сменили ребята с Украины, которые и довели проект до конца.


— Были ли какие-то сложности с заменой типа фундамента и заливкой бетона в зимний период?

Л.А.: Не совсем сложность: фундамент оказался чуть ближе к дороге, чем изначально планировалось. Заливали же в ноябре, после первых морозов. Температура была где-то +3 градуса, если я не ошибаюсь. Залили без каких-то особых сложностей (использовались морозостойкие присадки – прим.). Из «косяков» на этом этапе – в одном месте при заливке распёрло опалубку, этот участок фундамента получился с «пузом». Строителям пришлось это «пузо» вырубать и переделывать. Из минусов – замыли миксер прямо на въезде на участок, из-за чего образовалась приличная бетонная блямба. Надеюсь, «КД» уберёт её.

— Говоря о месторасположении дома, нельзя не заметить, что терраса фактически заканчивается у края оврага. Планируются ли ещё какие-то земляные работы?

Л.А.: Да, они планировались изначально. Впоследствии здесь будет выполняться подсыпка грунта.


— Вернёмся к вопросам проектирования дома. Насколько глубокие изменения потребовалось внести в проект для его адаптации под условия Вашего участка, и насколько большое участие Вы принимали в этом процессе?

Л.А.: Как сказать… мы регулярно приезжали в офис, общались с вашим архитетором, Еленой. Она всё рисовала, мы только выбирали на 3D-модели, что и как в доме будет расположено. Добавили балкон, сделали над ним крышу, поменяли расположение окон относительно базового проекта. На мой взгляд, получилось хорошо.

— То есть, можно сказать, что Вы находились в постоянном диалоге, а не только принимали результаты работы сотрудников «Канадского дома»?

Л.А.: Да, мы постоянно общались с Артёмом, а кроме того, раза три приезжали в офис, смотрели, что у вас получается, и просили внести те или иные изменения.

— В итоге, все ли Ваши первоначальные идеи удалось реализовать в проекте дома? Было ли что-то, от чего специалисты «Канадского дома» Вас отговорили?

Л.А.: Всё было сделано именно так, как мы поначалу договаривалсь.

— Не пришлось ли Вам самому разочароваться в своих идеях о доме после сотрудничества с нашими архитекторами? Были ли такие моменты, когда хотелось отказаться от всего ранее сделанного и «рисовать» новый дом с нуля?

Л.А.: Никаких серьёзных разочарований, если что-то и было, то это мелочи. Правда… до сих пор возникают сомнения, зачем мы сделали такой большой санузел на втором этаже (смеется).


— Производство дома по индивидуальному проекту – процесс заведомо более сложный, нежели обыкновенное тиражирование типовых проектов. Как много времени заняло изготовление домокомплекта на заводе компании «Канадский дом»? Были ли выдержаны указанные в договоре сроки?

Л.А.: На самом деле, задержали строительство только вопросы по фундаменту. Домокомплект был изготовлен в срок и хранился на заводе «Канадского дома» до тех пор, пока эти вопросы не были решены. Так что здесь не могу ничего сказать.

— Говоря о сроках, нельзя не спросить о времени начала строительства. Возникало ли у Вас ощущение, будто его специально откладывают, чтобы найти бригаду, способную реализовать нетиповое решение?

Л.А.: Здесь также не было никаких задержек. Как только был готов фундамент, на объект вышла бригада строителей – кстати, наши украинские братья, — и работа пошла в хорошем темпе.

— В целом, какое впечатление у Вас оставила строительная бригада, вышедшая на участок? Были ли они готовы к предстоящим работам?

Л.А.: Бригада была достаточно квалифицирована, если чего и не хватало, то это более регулярного технадзора. Лично я здесь бывал далеко не регулярно, и, соответственно, видел не все этапы работ.

— Делали ли строители ошибки, вызванные неправильным чтением документации или незнанием конкретных технических решений?

Л.А.: Никаких глобальных ошибок я назвать не могу. Есть один нюанс – если Вы обратите внимание на кровлю над крыльцом, то заметите, что она примыкает к финишной отделке, а по идее – должна заходить под неё, чтобы вода не затекала.


— Вернёмся к вопросам проекта. Не всё, что выглядит удобным и эргономичным на бумаге, оказывается таким же в реальности. Были ли подобные моменты в Вашем доме, или он полностью соответствовал Вашим представлениям об удобстве?

Л.А.: Разочароваться в принятых решениях по планировке дома и расположению окон не приходится. Всё оказалось именно так, как мы хотели. Разве что терраса оказалась на существенно более высокой отметке, нежели нам казалось на модели, но тут уж сказались особенности рельефа участка.

— Подтвердились ли первоначальные впечатления после сдачи дома в дальнейшем, уже в ходе его эксплуатации? Удалось ли установить всю мебель и технику так, как Вы планировали во время разработки проекта?

Л.А.: Сейчас мы ещё в процессе обустройства дома, но то, что уже установлено – установлено именно так, как планировалось.

— Сейчас, имея опыт проживания в доме, что бы Вы хотели изменить в его проекте?

Л.А.: Хотел бы… пожалуй, сделать крышу над террасой, открытый вариант оказался не таким удобным. И добавить водостоки над террасой и балконом.

null
— Поскольку речь зашла об опыте эксплуатации дома, позвольте спросить, как ведут себя его конструкции? Проявились ли какие-то скрытые дефекты зимой и в межсезонье? Приходилось ли обращаться в «Канадский дом» по гарантии?

Л.А.: Отделку дома закончили только по весне, так что о ней ничего сказать не могу. Что касается кровли – давайте скажу так: она не течёт. Теплопотерь тоже нет. Что же касается других конструкций дома – скрипов и вибраций в полу и межэтажном перекрытии нет. На этапе сдачи были небольшие нарекания по креплению OSB-плит на полу – это исправлено сразу же. Каких-либо серьёзных и глобальных проблем с домом попросту нет.

— Вы говорили об отсутствии скрипов в перекрытиях. А насколько эффективно гасятся шумы с улицы, из других комнат и этажей? Насколько вообще дом комфортен в этом плане?

Л.А.: Крайне эффективно. Насчет шумов в комнатах пока говорить не могу, поскольку не везде ещё установлены межкомнатные двери. Но вот что касается уличных шумов – 150 мм минваты и тройное остекление «отрезают» их очень хорошо.


— Привлекали ли Вы сторонних специалистов для прокладки инженерных сетей или внутренней отделки помещений? Какова их оценка качества строительных работ? Возникали ли у них какие-либо сложности?

Л.А.: Нет, делаю всё сам. Никаких сложностей не возникает, вопросов по качеству монтажа тоже нет.

— По итогу, как бы Вы оценили работу специалистов компании «Канадский дом»? Можно ли сказать, что в компании хорошо работает только отдел продаж, который «завлекает» клиентов?

Л.А.: В этом, безусловно, есть доля правды. В том смысле, что Артём действительно профессионал своего дела и исключительно грамотно «развёл» нас на строительство. Но что касается остальных этапов работ – здесь всё выполнено хорошо. Единственное, повторюсь, — необходимость более регулярного технадзора. Вашу службу я видел здесь трижды.

Читайте также:

Ярослав Раевский

Контент-менеджер