Интервью с Малхазом и Мзией Кобиашвили: через трудности — к дому

Среди отзывов клиентов, публикуемых на нашем сайте, нередко встречаются хорошие, и иногда – очень хорошие. Может сложиться впечатление, что наш рабочий процесс абсолютно идеален и отлажен до самых элементарных мелочей. Это впечатление близко к реальности, и все же – ошибочно. Конечно, хвалить себя словами заказчиков всегда очень приятно, но в бизнесе необходимо быть честным, и в первую очередь – перед самими собой. Иначе моменты, на которые всего лишь нужно обратить внимание, могут превратиться в существенные недостатки, исправить которые гораздо сложнее. О таких моментах в нашей работе мы поговорили с Малхазом Георгиевичем и Мзией Ивановной Кобиашвили, заказавшими в нашей компании строительство дачного дома по каркасной технологии.

— Малхаз Георгиевич, первый вопрос будет достаточно типичным. Когда Вы решили приобрести загородную недвижимость, строительство нового дома было единственным вариантом, или Вы также рассматривали готовые объекты?

М.Г.: Мы сразу планировали построить новый дом, так как дома на вторичном рынке строились по вкусам и предпочтениям предыдущих владельцев. Нам же хотелось что-нибудь свое. И тот дом, который вы сейчас видите, построен в соответствии с нашими требованиями – моя жена принимала самое деятельное участие в формировании его облика и планировки.

— На рынке Санкт-Петербурга действует достаточно много строительных компаний, занимающихся загородной недвижимостью. Трудно ли было выбрать среди них подходящую? И почему предложение «Канадского дома» показалось Вам привлекательным?

М.Г.: Выбирать было не сказать чтобы трудно – в основном мы искали предложения и информацию о компаниях в интернете. До того как прийти в «Канадский дом», мы обращались в две другие компании. Одна из них была сразу же «отметена», так как предлагала исключительно жесткие условия: 80% предоплаты сразу же, а в конструкции и проекте дома допускались лишь минимальные изменения. Вторая фирма, нужно признать, уверенно конкурировала с вами, сделав примерно схожее предложение. Но как раз в тот момент, когда мы выбирали между двумя компаниями, «Канадский дом» объявил акцию с еще более выгодными условиями, и это определило наш выбор в пользу вашей компании.

— А это спецпредложение действовало на все проекты компании, или только на некую ограниченную серию проектов, которые нельзя было модифицировать?

М.Г.: Я сейчас уже не вспомню точных условий акции, однако она распространялась именно на каркасные дома. Что же касается модификаций – выбранный нами проект ваши сотрудники сразу же предложили изменить, сделав более подходящим под наши вкусы и потребности. Таким образом, мы фактически перешли к индивидуальному проектированию, оставшись при этом в рамках акции.

— Задумываясь о строительстве, Вы сразу же рассматривали каркасную технологию, или испытывали какие-то сомнения?

М.Г.: Да, мы сразу ориентировались именно на эту технологию.

— То есть, Вы были заранее знакомы с качествами и характеристиками каркасных домов, или эту информацию Вам предоставили наши сотрудники?

М.Г.: Начитался сам (смеется). Основным фактором выбора этой технологии, разумеется, оказался экономический – на сегодняшний день каркасные дома оказываются наиболее выгодным вариантом загородного строительства. Хотя свою роль сыграли и эксплуатационные качества, ведь такой дом, если он правильно построен, не дает усадки и не деформируется под действием движений грунта. Именно последнее для нашего участка было крайне важно.

— Какие модификации потребовались для Вашего проекта? Были ли у Вас какие-либо специальные требования?

М.Г.: Таких требований, которые вызвали бы кардинальные изменения в проекте, у нас не было.

М.И.: Пожалуй, самым заметным отличием нашего дома от изначального проекта мог бы стать фасад – мы хотели отделать дом не сайдингом, а штукатуркой. Уже потом, в процессе строительства дома мы передумали и вернулись к сайдингу. В первую очередь, сайдинг оказался тем самым «эконом-вариантом», а во вторую – штукатурка требует дополнительного ухода и достаточно регулярной окраски, что в нашем случае было бы не очень удобно. Что же касается внутренней планировки – здесь мы бы хотели сказать отдельное большое спасибо архитектору Максиму Малицкому, который сделал все возможное, чтобы установить в доме удобную лестницу на второй этаж.

— Вы живете в этом доме уже не первый год. Как, по Вашему опыту, ведет себя сайдинг, установленный специалистами «Канадского дома»? Были ли какие-то дефекты, приходилось ли «дорабатывать» отделку фасада?

М.Г.: Не скажу, что у нас такой уж богатый опыт проживания – как раз сегодня будет полтора года с момента сдачи дома. Но никаких дефектов мы не видим. Более того – жизнь показала, что выбор отделки был абсолютно правильным. Ситуация одновременно трагичная и комичная: близлежащий совхоз закупил удобрения и держал их на открытой площадке. Количество мух в округе увеличилось настолько, что стены некоторых дач выглядели буквально покрытыми черным ковром. Был даже сюжет по телевидению, так что я ничуть не утрирую. И владельцы домов с оштукатуренными фасадами столкнулись с серьезной проблемой – отмыть штукатурку, не повредив ее, крайне сложно. С сайдингом же таких трудностей не возникает.

— Таким образом, Вы принимали активное участие в разработке проекта дома. Насколько наши сотрудники были открыты для Ваших идей, и все ли из них удалось реализовать в конечном итоге?

М.Г.: Все наши пожелания учитывались максимально, и если где-то приходилось ими поступиться, то это было вызвано исключительно деньгами – не все наши «переделки» вписывались в возможный бюджет. Что же касается вашего коллектива, то сразу могу сказать что большая часть сотрудников очень приветливы, открыты и доброжелательны. Это и Максим, о котором мы только что говорили — собственно, именно благодаря ему этот дом и приобрел те черты, которые мы хотели видеть. Это и бригадир Эдуард Чиобану, работа которого позволила нам поверить в качество домов от «Канадского дома». И нельзя обойти вниманием Сергея Олеговича: во время строительства не раз возникали серьезные ситуации, и только благодаря ему удавалось найти оптимальные решения, которые полностью нас устроили. Пол первого этажа, тепловой контур дома, утепление и шумоизоляция крыши – здесь везде используются его идеи.

— Вы упомянули о модификации конструкции крыши. В этом доме используется металлочерепица? Как правило, наших новых заказчиков такое покрытие кровли отталкивает возможным шумом во время дождя, и они предпочитают устанавливать мягкую кровлю. Можете ли Вы отметить такой недостаток?

М.Г.: Как раз нет. Даже сегодня, когда прошел дождь, мы очень «наглядно» ощутили разницу. После проведенной шумоизоляции наша кровля никаких лишних звуков не издает.

— Указанные Вами модификации конструкций дома подняли его итоговую стоимость? Как они сказались на схеме оплаты?

М.Г.: Конечно, в общей смете эти работы сказались. Но что касается схемы оплаты, нам был предложен очень гибкий, если не сказать щадящий режим выплат, благодаря которому мы и смогли «потянуть» строительство. А схема на самом деле предельно простая: мы вносили не аванс и какие-то раздробленные платежи, а оплачивали каждый отдельный этап работ по факту его проведения, затем ждали выполнения следующего этапа. Таким образом, процесс оплаты растянулся примерно на полгода, что оказалось очень удобным в нашей ситуации.

— Насколько меня информировал Дмитрий Ведерников, занимавшийся вашим проектом, во время работ над домом возникали определенные трудности. Как они решались, как на них реагировали наши сотрудники?

М.Г.: Трудности были, нельзя этого отрицать. Однако я считаю главным то, насколько эффективно они разрешались. Да, по моему настоятельному требованию здесь произошла даже замена бригадира, потому что первый человек, занимавший эту должность, ко многим вещам относился, прямо скажем, очень формально. Из-за его действий изменились и темпы строительства, и некоторые работы пришлось проводить заново. Однако, еще раз повторю: проблемы были решены, наши пожелания – учтены, а итоговый результат получился очень хорошим.

— Еще одним фактором, затруднявшим строительство, было то, что состав почв на Вашем участке не позволял смонтировать фундамент на винтовых сваях. Здесь были использованы буронабивные сваи, что не является стандартным решением для наших домов. Этот тип фундамента был выбран на основе нашего анализа, или Вы заранее были осведомлены о качестве грунта на участке?

М.Г.: Естественно, о составе местных почв я уже был осведомлен, и более чем. Оставалась надежда, что удастся закрутить винтовые сваи – но, увы, не удалось. А дальше, с установкой буронабивных свай как раз и начались трудности. Ситуация не нуждается в комментариях: мы случайно приехали на участок и увидели, что глубина залегания свай совершенно недостаточна.

— То есть, этот дефект Вы обнаружили совершенно случайно, никто о нем не информировал?

М.Г.: Нет. Как я уже говорил, обнаружили этот факт совершенно случайно. Мы должны были приехать на участок в субботу, а приехали в пятницу. Материал на площадку еще не привезли, и я заметил что ямки – а иначе и не назвать! – под сваи имеют глубину всего 80 – 90 сантиметров…

— …это же выше глубины промерзания грунта?

М.Г.: Конечно, гораздо выше!

— А когда Вы это заметили, как удалось решить ситуацию? К кому Вы обратились в первую очередь?

М.Г.: Разговаривать с первым бригадиром было абсолютно бессмысленно, и эта ситуация разрешилась только благодаря Дмитрию и Сергею Олеговичу. Фундамент углубили на необходимый уровень, смонтировали по правилам, и на этом вопрос был снят.

— После установки фундамента возникали какие-либо трудности, или все происходило абсолютно штатным порядком?

М.Г.: Трудности были. В первую очередь стоит отметить покрытие пола первого этажа. Оно выполнено из цементностружечных плит, поскольку от OSB мы отказались. Сами эти плиты достаточно тонкие, и если бы пол был выполнен только из них, то он бы просто не выдержал веса мебели и прочего.

М.И.: Кстати говоря, наше внимание на это обратили рабочие, которые наглядно продемонстрировали недостаток прочности материала.

М.Г.: Это была очередная критическая ситуация, выход из которой предложил Сергей Олегович. Решение простое и эффективное – пол сперва обшили досками, а уже на них положили плиту.

М.И.: Причем стоит сказать, как это решение было найдено. Мы позвонили Сергею Олеговичу в тот момент, когда он был за рулем, однако он не отложил звонок, а вникнул в ситуацию и предложил выход из нее. И какой выход! На стоимости работ это практически не сказалось, а качество полов вы можете оценить сами. Здесь, на нашем участке почвы очень зыбкие, и в старом доме деревянные конструкции страшно гуляли. А в новом за полтора года полы остались как новые: ни скрипения, ни деформации. Это лишь один пример, но в целом могу сказать, что в пользу «Канадского дома» во многом выступает коллектив и отдельные сотрудники. Когда мы обращались в другие фирмы, их специалисты нам во многом не нравились даже в личном плане. А общение с Сергеем Олеговичем, пожалуй, решило выбор в пользу «Канадского дома». Позже к этим впечатлениям добавились Дмитрий Ведерников и Эдуард Чиобану, также оставившие только положительные воспоминания, да и сами рабочие, занимавшиеся строительством дома.

— А после того как на строительстве Вашего дома сменился бригадир, саму бригаду тоже поменяли, или работы продолжали тем же составом?

М.Г.: Тем же. Разумеется, отдельные работы проводили другие люди – например, отделку фасада и внутреннюю отделку дома проводили другие специалисты. Но все строительные работы проводили те же сотрудники. Лично к ним у нас не было никаких претензий.

М.И.: Строители действительно оказались хорошими. Это были молодые ребята, которые, быть может, чего-то еще не знали, но работали с энтузиазмом и на совесть. Муж их тут всячески гонял, однако теперь теперь они звонят нам в праздники, поздравляют и благодарят.

— В итоге получилось, что качество работы строителей кардинально поменялось после смены бригадира?

М.Г.: Абсолютно все поменялось, когда пришел Эдуард Чиобану. Именно с его выходом на объект я поверил, что мы вышли на правильную, прямую дорогу.

М.И.: Понимаете, здесь еще большую ответственность на себя взял Дмитрий Ведерников. От первого бригадира мы отказались летом, в самый сезон, и найти подходящего специалиста оказалось труднее, чем в менее «загруженное» время. То есть, до прихода Эдуарда строительство координировал Дмитрий, хотя это не его прямая обязанность.

— То есть, руководитель нашего строительного подразделения лично присутствовал на объекте и управлял работами?

М.Г.: Да, он часто здесь бывал, все вопросы решал конкретно и ничего не замалчивал.

— Вы говорили о том, что внутреннюю отделку дома выполняли наши специалисты. То есть Вы изначально заказывали дом с инженерией и финишной отделкой?

М.Г.: Да, но здесь многое сделано не так, как предлагается в ваших типовых пакетах. Так, мы отказались от отопления, дом обогревается печью, а обшивка стен выполнена из вагонки «штиль».

— А эти решения были предложены нашими специалистами или Вы выбрали их сами?

М.Г.: И то, и другое в равной степени. Мы приходили к вашим сотрудникам и говорили, что наш бюджет никак не растянуть на то, чтобы включить в дом абсолютно все. А далее, в ходе обсуждения приходили к разумному варианту. Таким образом, и советам специалистов «Канадского дома» здесь нашлось место.

— И хотя это не типовые решения, никаких возражений против них не возникало?

М.Г.: Именно. Поэтому я и говорю, что с «Канадским домом» хорошо работать, так как они идут навстречу.

— Как бы Вы резюмировали свой опыт проживания в построенном нами доме? Возникли ли за время эксплуатации какие-либо неисправности, были ли какие-то скрытые дефекты?

М.Г.: Никаких дефектов, никаких серьезных аварий, которые бы не позволили эксплуатировать дом, за это время не произошло. Более того – с течением времени накапливается все больше и больше свидетельств того, что, несмотря на все трудности, дом построен хорошо. Один из важнейших показателей – об этом уже жена говорила, упоминая слабые почвы и наш старый домик – новый дом совершенно не гуляет. За две зимы мы это совершенно отчетливо поняли: даже двери не покосились, легко открываются и закрываются без малейшего скрипа. И по внутренней отделке это тоже видно: здесь используется натуральное дерево, но оно не трескается, не ломается и не отстает от стен. В итоге по качеству работ – твердая четверка с плюсом.

— Таким образом, Ваше сотрудничество с «Канадским домом» омрачил только личностный фактор первого бригадира?

М.Г.: Если человек настолько формально относится к своим обязанностям, с таким же успехом меня, медика по образованию, можно поставить руководить строительством. Однако по итогам «общения» с ним я оформил все свои претензии в письменной форме, лично пришел в офис и поговорил с Сергеем Олеговичем. Поговорили продуктивно, и дело моментально сдвинулось с мертвой точки. Снова повторюсь: проблемы в строительстве могут быть, и имеют право быть, весь вопрос в том, как их решать. В «Канадском доме» благодаря открытой позиции руководства по отношению к клиенту, проблемы решаются, и это главное.

— Как бы в итоге Вы описали свои впечатления от работы с нашей компанией?

М.Г.: Двумя словами: можно заказывать.

М.И.: В целом – как благоприятное. Это свойство человеческой памяти – со временем забывать плохое и сохранять хорошее. И сейчас, сколько раз мы входим в этот дом – столько раз вспоминаем с благодарностью тех специалистов, благодаря которым он был построен и завершен.

М.Г.: Вновь подчеркну, что здесь огромную роль сыграл личный фактор. Благодаря Коплан-Диксу фирма работает в первую очередь честно, без обмана. Если казусы возникают, то это именно казусы, нечто из ряда вон выходящее, а не общий принцип работы фирмы. И в общении с вашим директором отчетливо видно стремление решить проблемы клиента, причем не за его, клиента, счет, а при помощи разумного компромисса. Это исключительно важно.

Читайте также:

Ярослав Раевский

Контент-менеджер