Интервью с Мариной и Валерием Поликарповыми: как жить в каркасном доме?

В последнее время от клиентов, приходящих к нам после посещения других компаний (что уже звучит довольно иронично!) мы с удивлением начали слышать довольно любопытную критику. Так, на прошлой неделе темой для шуток стала фраза «домокомплекты продают только нищие», допущенная сотрудником отдела продаж одного из наших конкурентов. Что ж, поставлять домокомплекты в Европу и получать доход в евро — признак нищенства, согласимся. Впрочем, не менее феерично прозвучала и фраза о том, что у нас на сайте нет отзывов от новых клиентов, поскольку нет самих новых клиентов. Ну а раз так — почему бы не подыграть? Сегодня мы решили поговорить с семьей Поликарповых, которые заказали у нас строительство дачного дома… еще в 2007 году.


— Здравствуйте, Марина. Всегда интересно посмотреть на нашу работу со стороны, особенно спустя столь продолжительное время. Поэтому позвольте прежде всего спросить, чем Вас привлекла компания «Канадский дом» на первом этапе, когда Вы еще только задумывались о загородном строительстве?

Марина Львовна: В первую очередь — любезным обращением. Потому что на тот момент мы уже объездили много компаний…

Валерий Геннадьевич: Да, мы уже побывали в целой куче различных бизнес-центров, но что привлекло в вашей компании — это, в первую очередь, квалифицированные сотрудники, которые квалифицированно объяснили нам преимущества и возможности каркаса. Впрочем, мы и заранее были настроены именно на эту технологию.

Марина Львовна: Нас действительно очень хорошо приняли, подробно всё объяснили, и пожалуй, в этот момент мы поняли, что нам приятно работать с такой компанией, которая открыто разъясняет каждый этап. И впоследствии это оправдалось, поскольку мы действительно принимали участие во всех стадиях строительства и могли выбирать подходящие решения — например, те же отделочные материалы.

— Осмелюсь предположить, что в процессе выбора дома Вы рассматривали несколько различных вариантов. Что обусловило выбор в пользу каркаса?

Марина Львовна: В первую очередь — цена.

Валерий Геннадьевич: Цена строительства и то, что дом в итоге получится тёплым. Вначале это было для нас главным и повторюсь, мы заранее были «лояльны» к каркасной технологии строительства.


— Какие требования Вы выдвигали к будущему дому на первоначальном этапе? Что было принципиально, а чем Вы готовы были поступиться в пользу других характеристик?

Валерий Геннадьевич: Если говорить конкретно об этом проекте, то здесь мы просто немного уменьшили размеры дома, но буквально на 10 квадратных метров. А если в целом… мы не искали дом для зимней эксплуатации, достаточно было чтобы дом эффективно сопротивлялся весенней погоде и первым осенним морозам. К слову, у нас до этого был обычный деревянный дом, и честно скажу, каркасник оказывается намного теплее.

— Был ли у Вас какой-то готовый проект или эскиз будущего дома, или Вы предпочли выбирать из готовых предложений, присутствующих в каталогах строительных компаний?

Валерий Геннадьевич: Нет, абсолютно никаких «заготовок» и сформировавшихся идей у нас не было. Выбор происходил самым простым образом: нам показали ряд проектов, подходящих по площади и прочим параметрам, и один из них нас полностью устроил. Конечно, менеджер предлагал нам и возможность проектирования, но в итоге мы сошлись на том, что нам подходит именно этот вариант.

— В продолжение предыдущего вопроса: чем Вас в конечном счете покорил тот проект, по которому построен Ваш дом? Полностью ли он соответствовал первоначальным задачам, или в некоторых деталях пришлось пойти на компромисс?

Валерий Геннадьевич: Кроме того, что мы уменьшили площадь дома — никаких особых изменений не предпринималось. Собственно, у нас и не было каких-то особых требований к дому…

Марина Львовна: Если постараться описать наши потребности одним словом — получится «Нам нужен дом. И побыстрее». И предложение «Канадского дома» полностью устроило как по заявленным срокам, так и по цене.


— Безусловно, ассортимент проектов – важная характеристика строительной компании, но все же решение о сотрудничестве заказчик принимает не только на этой основе. Что для Вас оказалось тем моментом, в который Вы окончательно решили – «буду строиться с «Канадским домом»?

Валерий Геннадьевич: Наверное, сам процесс общения и внимательное отношение сотрудников. Тогда мы много общались с Сергеем (Коплан-Диксом, директором компании — прим.), и… я предполагаю, фирма тогда только начинала работать?

— На самом деле, мы работали уже с 2002 года. Но в нынешний офис в «Ланском» переехали как раз тогда, когда строился Ваш дом.

Валерий Геннадьевич: Тем не менее, общение с руководством компании было весьма располагающим. Нас покорил личный подход, и вот вам пример: совсем недавно мы были в «Ланском», хотя и совсем по другому вопросу. Ваш директор нас узнал, поздоровался, спросил, как наш дом. А сколько клиентов у вашей компании было с тех пор? Другие бы уже давно забыли и не обратили бы внимания.

— Стоит отметить, что сегодня наши заказчики могут воспользоваться целым рядом услуг, позволяющих получить представление о процессе строительства и его конечном результате. Это и экскурсии по строящимся объектам, и поездки в демо-дом, и даже встречи с клиентами, ранее построившими свои дома с нашей компанией. Но предлагались ли подобные мероприятия в 2007 году?

Валерий Геннадьевич: Нет, тогда этого просто не было.

— Разумеется, далеко не последним моментом для заказчика оказывается и непосредственное общение с сотрудниками компании. Вы уже говорили о личностных качествах, но как бы Вы охарактеризовали их профессионализм?

Марина Львовна: Определенно на высоком уровне. Это и было одним из факторов, по которым мы выбрали именно вашу компанию. И особо отмечу, что впоследствии они консультировали нас по отделке и оснащению дома, предлагали нам решения партнерских компаний. Например, лестницу на второй этаж мы так и выбрали.


— В тему предыдущего вопроса: Вы наверняка общались с нашими сотрудниками уже в процессе строительства и возможно, обращались к ним уже после сдачи дома. Изменилось ли их отношение после подписания договора либо после передачи готового объекта?

Валерий Геннадьевич: Ничуть. Всё осталось на том же уровне.

Марина Львовна: Наверное, лучшим примером будет то, что ваши сотрудники уже после сдачи объекта сами нам звонили, интересовались состоянием дома. Это было очень приятно.

Валерий Геннадьевич: И еще пример: был один случай в процессе строительства, когда нам привезли материал ненадлежащего качества. Я сейчас уже не вспомню, была ли это вагонка или еще что-то. Не вспомню, наверное, потому что наши замечания по этой ситуации были оперативно и без малейших конфликтов исправлены. Материал увезли обратно и поменяли, а мы в этом процессе даже не участвовали.

— Перейдем непосредственно к процессу строительства. Ваш дом возводился на территории дачного посёлка: нельзя сказать, что это усложняет сами процессы на стройке, однако в этом случае нужно принимать во внимание наличие соседей и соответствующим образом подстраивать график работ. Что бы Вы могли сказать о наших строителях в этом отношении? Насколько этичным было их поведение, были ли какие-то конфликты?

Валерий Геннадьевич: Абсолютно никаких претензий к квалификации и профессионализму строителей у нас не было. Но вот конфликты… увы, был один случай, после которого пришлось поменять бригаду. Первые строители попытались сжечь строительный мусор на участке, что не просто вызвало недовольство соседей — это в принципе запрещено. Конечно, я понимаю что в России всегда имеет место человеческий фактор, но с некоторыми вещами мириться нельзя.

Марина Львовна: Об этом мы узнали от соседей, по их звонку приехали на участок, уже с места позвонили в компанию… и опять же, было очень приятно, что в один момент бригада поменялась, а нам были принесены официальные извинения. Оперативное реагирование — это очень важно, как и то, что компания не предпринимала попыток «замять» или вовсе проигнорировать ситуацию.

Валерий Геннадьевич: И если бы не этот единичный случай, к бригаде вовсе не было бы претензий. Качеством их работ мы были довольны.

— Как быстро удалось завершить строительство? Были ли выдержаны заявленные сроки?

Валерий Геннадьевич: Были выдержаны все сроки, никаких проблем в этом плане не возникало.


— Удавалось ли Вам присутствовать на стройплощадке? Наблюдали ли Вы какие-либо дефекты или нарушения технологии? Если да, то как быстро эти моменты исправлялись?

Валерий Геннадьевич: Конечно, я приезжал на участок с определенной периодичностью. Но что касается дефектов — я не профессиональный строитель, чтобы выносить какие-то оценки. В моем понимании всё было хорошо.

— Как в Вашем случае происходил процесс сдачи дома? Кто из сотрудников был в нем задействован, насколько детально Вам удалось осмотреть конструкции дома перед окончательным подписанием бумаг?

Валерий Геннадьевич: Ох, сейчас я даже не вспомню (смеется). Но определенно участвовал ваш главный инженер. Конструкции дома я видел уже в процессе его возведения, поэтому на финальном этапе особых вопросов не было.

— Какую оценку Вы поставили бы нашим строителям сразу по завершении работ и сейчас, по истечении почти 8 лет? Изменилось ли Ваше мнение о них?

Валерий Геннадьевич: Нет, ничуть не изменилось.

Марина Львовна: Дом действительно оказался очень тёплым, а что особенно понравилось — сухим. Как муж уже упоминал, до этого у нас был деревянный дом, и его мы тоже использовали как дачу. Но там, приезжая на выходные или праздники, первым делом приходилось выносить во двор и сушить постельное бельё, а дом — вентилировать. Тут же такого нет.

Валерий Геннадьевич: Сейчас, спустя почти восемь лет, пришло время первой профилактики — нужно поменять уплотнители на окнах, поскольку резина со временем потеряла свои свойства. Но это уже не претензии конкретно к дому.

— Насколько итоговые качества дома, построенного нашей компанией, соответствуют Вашим первоначальным ожиданиям?

Марина Львовна: Всё полностью устраивает. Кроме, пожалуй, моей собственной ошибки — я выбрала красивый виниловый сайдинг кофейного цвета, однако он быстро выгорел, и наверное, на ваших фотографиях будет виден цвет дома. На подшивке свесов и той части дома, что находится в тени цвет сохранился, но остальные части дома стали серо-стальными.  Но повторюсь, этот материал — наш собственный выбор, ваши сотрудники здесь не участвовали и его не предлагали. Кстати, именно по этому вопросу мы и приезжали в «Ланской» — обращались к вашим партнерам и уже подобрали интересные варианты.


— Столь длительный срок эксплуатации, как у Вашего дома, позволяет уверенно говорить о достоинствах и недостатках как самой строительной технологии, так и воплощения этой технологии отдельной компанией. За что, по Вашему мнению, нас стоит похвалить, а за что мы заслуживаем критики?

Валерий Геннадьевич: Похвалить — однозначно за подбор персонала, который внятно и профессионально объясняет все нюансы строительства, дает ответы на любые вопросы…

Марина Львовна: И за отношение к клиенту, причем не только на том этапе, когда деньги еще не заплачены, но и после.

Валерий Геннадьевич: Также отмечу, что соблюдены были сроки, что в то время было ОЧЕНЬ большой редкостью.

Марина Львовна: Именно это произвело фурор среди наших соседей — дом был построен так быстро, что к нам ходили буквально как в музей, смотрели и спрашивали, как такое возможно, и что за дом строится так быстро.

— С какими нюансами эксплуатации каркасного дома Вы сами столкнулись в первую очередь? Можно ли сказать, что такой дом абсолютно беспроблемен, буквально «заселился и живешь», или какие-то конструкции требуют внимания в первые же сезоны?

Валерий Геннадьевич: Совершенно точно с первого сезона по сегодняшний день ничего не требовалось.

Марина Львовна: Вот именно — «заселились и живём».

— Стоит отметить, что вопросы долговечности каркасных строений волнуют практически каждого клиента. Как ведут себя деревянные конструкции Вашего дома спустя практически 8 лет после его сдачи в эксплуатацию? Отмечаете ли вы «усадку» дома, появление щелей или образование других дефектов древесины?

Валерий Геннадьевич: Ничего подобного. Конечно, я не вижу того что находится под сайдингом, однако внутренние конструкции дома, отделка, которая тоже выполнена из натурального дерева — ни малейших дефектов.

Марина Львовна: В доме нигде не дует, нет щелей — так что, полагаю, и конструктивных дефектов нет.


— Очень многих клиентов волнует вопрос дефектов биологического характера. Отмечали ли Вы появление плесени, грибка или иных паразитов на древесине?

Марина Львовна: Нет, ничего подобного за все годы мы не находили ни на отделке, ни на самих стенах.

— К вопросу об отделке — здесь она выполнена из блок-хауса, как в одном из наших типовых интерьерных стилей. Вместе с тем, материал в отличном состоянии. Вы его уже меняли?

Марина Львовна: Нет, это полностью «оригинальная» отделка.

Валерий Геннадьевич: Кстати, это даже не блок-хаус, а обычная вагонка. Но с первого года эксплуатации ничего не менялось.

— Следующий вопрос может показаться некорректным, и в интервью с заказчиками он обычно обходится стороной. Но все же, учитывая насколько новые клиенты обеспокоены этой проблемой, нельзя не спросить: отмечали ли вы появление в доме грызунов или других вредителей?

Марина Львовна: Ни разу. Единственные «посторонние гости» — крылатые насекомые, которые появляются два раза в год. Но тут уж ничего не поделать — такова природа, да и дом расположен в садоводстве, последствия вполне закономерны.

Валерий Геннадьевич: Однажды появлялись муравьи, но после разовой обработки не видели больше ни одного. Никаких специальных мер не потребовалось — намазали обычным бытовым средством, и «проблема» исчезла.

Марина Львовна: Мышей и прочих грызунов не было абсолютно точно. Может, это и потому что у нас коты…

Валерий Геннадьевич: Но в самом садоводстве грызуны, конечно, есть. Коты иногда приносят «трофеи» на крыльцо, но добывают их где-то на территории, а не в доме. Внутри же — ни малейших следов, хотя в целом это общая проблема всех загородных посёлков и садоводств. Конечно, я тоже читал эти изобличительные статьи о мышах в каркасном доме, но факт остается фактом — у нас грызунов нет.


— Нельзя забыть и об исключительно бытовой стороне вопроса эксплуатации каркасного дома. Насколько выгодным оказывается дом такого типа в финансовом плане? Можете ли Вы сравнить затраты на отопление Вашего дома и домов Ваших соседей?

Валерий Геннадьевич: Не могу сравнить с соседями — просто никогда не интересовался их тратами. Но если говорить о тратах и отоплении — для нашего дома с лихвой хватает дровяного камина на первом этаже. Только в конце ноября-декабре мы ставим на втором этаже дополнительный обогреватель. В плане финансов выходит более чем терпимо, никаких «сверх-расходов» тут нет и впомине.

— Бытует мнение, что теплосберегающие характеристики каркасных домов со временем снижаются, в них появляются сквозняки, а затраты на отопление возрастают если не от года к году, то через несколько лет. Было ли подобное с Вашим домом?

Валерий Геннадьевич: Скажу так: на сегодняшний день изменения есть. Но связаны они не с домом, а с окнами — я подозреваю, что резиновые уплотнители подсохли от времени, и окна начали немного пропускать холодный воздух.

— Изменилось ли Ваше мнение о каркасной технологии с момента, когда вы приняли решение о строительстве дома? Какие сведения об этой технологии оказались правдой, а какие были ошибочны?

Валерий Геннадьевич: Принципиально ничего не изменилось. Соотношение «цена/качество», о котором говорили менеджеры, я подтверждаю.

— Довольны ли Вы сотрудничеством с компанией «Канадский дом»?

Валерий Геннадьевич: Однозначно доволен.

Марина Львовна: И всем знакомым и соседям советуем строиться именно с вами.

Читайте также:

Ярослав Раевский

Контент-менеджер