Интервью с Р.Р. Халитовым: говоря о приоритетах

Ленинградская область, на самом деле – очень большой и невероятно разнообразный регион. Тут можно увидеть совершенно разные по архитектурному облику, историческому прошлому и текущему укладу жизни города, и таких же разных по менталитету людей.

И, что особенно любопытно в контексте нашей работы – отношение жителей к загородной недвижимости и востребованность загородного строительства в разных районах тоже разнится. Например, для нас город Сосновый Бор является одним из приоритетных направлений: построенные там объекты можно пересчитать буквально по пальцам, хотя в соседних Волосовском и Кингисеппском районах их счёт идёт уже на многие десятки.

Поэтому, сдав в эксплуатацию новый каркасный дом в пригороде Соснового бора, мы просто не смогли не пообщаться с его владельцем, Ринатом Равилевичем Халитовым.

- Здравствуйте, Ринат Равилевич. Стоит сразу же признаться: в Сосновом Бору построено сравнительно малое количество наших домов – в соседнем Кингисеппе, к примеру, их гораздо больше. На Ваш взгляд, насколько жители города заинтересованы в приобретении загородного жилья? Много ли Ваших коллег и знакомых задумываются о строительстве или покупке дома?

Р.Р.: Много или мало… как понимаете, время сейчас такое, что тяжело делать крупные покупки. Полагаю, в этом и причина.

- Тем не менее, насколько мне известно, Вы заранее планировали построить дом для постоянного проживания. В чём же лично для Вас заключались преимущества загородной недвижимости?

Р.Р.: Я привык жить в загородном доме – своём собственном доме, а не в квартире, где в полной мере не являешься хозяином.


- Как много времени в Вашем случае прошло от возникновения идеи о загородном доме до активных действий по воплощению этой идеи? Какой шаг был первым?

Р.Р.: Здесь получилось так, что первый шаг был сделан сам собой. Участок, на котором построен дом, был выделен моей дочери с места её работы… ну и разумеется, она попросила меня помочь со строительством дома.

- К слову, насколько мне известно, в компанию «Канадский дом» вы обратились, уже выбрав некий проект дома. Этот проект выбирался исходя из параметров участка, или же Вам просто понравилась его планировка?

Р.Р.: Да, в первую очередь понравилась планировка. Одноэтажный, достаточно просторный, уютный и в перспективе – красивый дом.


- А какое время занял выбор технологии строительства? Сразу ли Вы были нацелены на каркасную технологию, или рассматривали какие-то другие варианты?

Р.Р.: Здесь выбора как такового не было: у моего сына дом построен именно по такой технологии, причем замечу: стоит этот дом не где-то под Санкт-Петербургом, а в Сибири – легко догадаться, какие там требования к жилым домам.

Так вот: сын сразу же сказал, что дом должен быть только каркасным. Потом сам нашёл вашу компанию в Интернете, и сам с вами договорился.

- Обращаясь к опыты Вашего сына: что ему больше всего понравилось в эксплуатации каркасного дома? Иначе говоря - почему каркас оказался единственным вариантом?

Р.Р.: Если говорить именно о тех преимуществах, которые подчёркивал он – в первую очередь это высокая скорость строительства, особенно в том случае, когда дом производится на заводе, а на месте идёт только сборка готовых деталей. Ну и, разумеется, теплосбережение и малые затраты на отопление. Так, со слов сына, на его дом тратится максимум 4000 рублей в месяц – и то лишь в самые морозы, когда температура падает до -40 градусов.

- До того, как обратиться в «Канадский дом», Вы уже общались с некоей компанией, строящей дома в Сосновом Бору. Чем эта компания привлекла Вас поначалу, и почему в итоге сотрудничество с ними не сложилось?

Р.Р.: Да, действительно была одна компания, с которой мы уже начинали работать. В частности, свайный фундамент под этот дом – целиком их заслуга. Однако в дальнейшем вылезли, так скажем, «тёмные стороны» той компании, и сотрудничество с ними пришлось прекратить.

Не буду здесь вдаваться в конкретику, но если обратите внимание на тот же фундамент, то заметите, что все сваи здесь пришлось наращивать – изначально они были обрезаны без учёта поднятия рельефа участка, дом в таком случае оказывался лежащим на земле. Тут, конечно, в первую очередь моя ошибка: раньше я со сваями дела не имел, и с технологией не знаком. Однако разве люди, которые эту технологию знают и ей занимаются, не должны были заметить этот момент?


- Также стоит отметить, что к нам вы обратились с тем же проектом, по которому планировали строить дом у конкурентов. Как наши сотрудники отнеслись к такой идее? Были ли с их стороны попытки переубедить Вас в пользу наших типовых решений, или разработки проекта с нуля?

Р.Р.: Ничего подобного! Гузель (Князева, руководитель отдела продаж – прим.) – очень грамотная, и в то же время душевная, приятная в общении женщина. Буквально с первого звонка сына в ваш офис она вела разговор только о выбранном нами проекте. Можно даже сказать, что такой вариант строительства её в какой-то степени увлёк.

- Потребовалось ли каким-то образом модифицировать этот проект для того, чтобы его можно было произвести по нашей технологии?

Р.Р.: Каких-то глобальных изменений не потребовалось. Мы сами предложили несколько изменений в планировке оригинального проекта, а ваши сотрудники с ними согласились без малейших споров.

- А предложил ли наш архитектор какие-либо решения, позволяющие повысить комфорт проживания в доме, или, к примеру, его механическую прочность?

Р.Р.: Поскольку, как уже говорилось выше, кардинальных изменений в конструктив не вносилось, наиболее заметным решением здесь оказалась обшивка фасада, выполненная ветрозащитными плитами Белтермо. Этот материал посоветовали ваши специалисты, с их слов этот материал должен существенно улучшить теплосбережение.


- К слову, в конструкции Вашего дома используется кровля, покрытая мягкой черепицей – обычно мы такое решение не используем, поскольку считаем металлочерепицу более универсальной и менее затратной. Как наши сотрудники отнеслись к предложению изменить типовую комплектацию дома?

Р.Р.: Да, это наше решение: посчитали, что и дом с ней смотрится красивее, и от мягкой кровли будет меньше шума во время дождя. Для вашей компании это проблемой не стало: никаких разговоров вроде «мы используем только такие материалы, и только на них можем давать гарантию» тут даже не заводилось.

- Нельзя не спросить: насколько цена строительства по выбранному Вами проекту в «Канадском доме» отличалась от цены у конкурентов?

Р.Р.: Дело в том, что она практически не отличалась. Конечно, не «рубль в рубль», но разница не существенная.

- Разумеется, говорить о цене можно только в контексте технологии – ведь дома можно строить из совершенно разных материалов. Выигрывали ли мы по качеству используемых строительных материалов и комплектующих?

Р.Р.: Однозначно да, поскольку у вас завод и своё производство, которого у конкурентов не было.


- Какое время прошло между подписанием договора и началом строительных работ на Вашем участке?

Р.Р.: А вот это, увы, минус вашей компании – с производством и поставкой вы заметно задержались. Хотя любопытный факт: сборку домокомплекта закончили раньше срока, и в результате дом был сдан всего на 4 дня позже, чем указано в договоре.

- Насколько чётко, на Ваш взгляд, были налажены логистические процессы? Случались ли простои, обусловленные тем, что материалы подвезли с задержкой, либо повредили при транспортировке?

Р.Р.: Насчёт этого – никаких претензий. Материалы, которые уже были изготовлены – поставлялись в срок, накладок за всё время строительства не возникало. Бригада, строившая дом – тоже молодцы, не простаивали ни дня.

- На Ваш взгляд, соответствовало ли качество материалов, используемых при строительстве, тому, что мы заявляем в офисе?

Р.Р.: Если вопрос касается того, производите ли вы домокомплекты на заводе, используете ли сухую древесину – да, это полностью соответствует реальности.


- А что насчет сотрудников, занимавшихся сборкой домокомплекта – соответствовала ли их квалификация тому уровню, который следует ожидать от крупной компании?

Р.Р.: Вполне соответствовала. Из строителей отдельно выделяю Андрея и Алексея – очень приятные ребята, которые и дело своё знают отлично, и в общении совершенно открыты и неконфликтны. В первую очередь благодаря им дом и был построен практически в срок.

- Как часто Вы имели возможность присутствовать на участке? Удалось ли оценить, как наши строители работают без контроля со стороны бригадира или начальника строительного подразделения?

Р.Р.: Я был здесь каждый день – и это ни в коем случае не преувеличение! Разумеется, и работу строителей я мог видеть в любой момент. О своей оценке их труда – уже говорил выше.

- Насколько, с Вашей точки зрения, наши строители тактичны и открыты для общения с заказчиком? Все ли вопросы приходится решать через офис, или можно обсудить их «на месте» с непосредственными исполнителями работ?

Р.Р.: На самом деле, не возникало таких ситуаций, когда приходилось бы звонить в офис и просить ваше руководство разрешить тот или иной момент. Всё что требовалось – обсуждалось с бригадиром прямо на участке.


- Стоит отметить, что соседние с вашим участки уже давно застроены и эксплуатируются – а это неизбежно поднимает вопросы профессиональной этики строителей. Соблюдался ли регламент проведения работ, связанных с повышенным шумом? Как оперативно вывозился строительный мусор, поддерживался ли порядок на участке во время сборки дома?

Р.Р.: Порядок поддерживался, никакого скопления мусора на участке не было. Что касается соседей – тут нельзя судить, поскольку здесь все утром уходят на работу, а возвращаются вечером, когда и строители практически заканчивали свою работу.

- Возникали ли у Вас претензии к качеству сборки домокомплекта? Если да, то в каком порядке исправлялись обнаруженные недочёты?

Р.Р.: На данный момент претензий я лично не имею. Возможно, что-то ещё «вылезет» при дальнейшей эксплуатации дома, хотя и предпосылок к этому сейчас не видно.

- Стоит заметить, что Вы предпочли «законсервировать» дом до весны, когда будет выполняться отделка фасада. Какие меры были предприняты нашими сотрудниками, чтобы защитить сам фасад и конструкции дома до этого времени?

Р.Р.: Как можно видеть, фасад дома сейчас закрыт ветрозащитной плёнкой. Кроме того, часть водосточной системы смонтирована заранее.


- На данный момент конструкции дома уже столкнулись с первыми заморозками и выпадением снега. Как они перенесли это? Потребовалось ли обращаться за гарантийным обслуживанием?

Р.Р.: Да ничего подобного не было – дом стоит, как и стоял.

- Можете ли Вы сейчас оценить, насколько прочным и стойким к местным климатическим условиям окажется дом, построенный нашей компанией?

Р.Р.: Ну, чтобы говорить о климатических условиях, нужно построить такой дом где-нибудь на севере, и перезимовать в нём зиму (смеется).

- А что насчет комфорта проживания в нём? Достаточно ли в доме места для реализации Ваших планов насчет жизни за городом?

Р.Р.: Нормальные условия. Площадь достаточная, чтобы полноценно жить здесь и заниматься огородом. В дальнейшем мы с женой планируем переехать в дом и жить здесь постоянно, что касается дочери – тут уж как ей будет удобно.


- В итоге, довольны ли Вы тем, что выбрали в качестве подрядчика именно «Канадский дом»? Справились ли мы с задачей лучше, чем могли сделать конкуренты?

Р.Р.: Мне очень понравилось то, что все детали дома изготавливаются на заводе – это, безусловно, большой плюс. До сих пор ведь есть строители, которые прямо на участке режут и подгоняют доски, на что уходит уйма времени, не говоря уж про другие возможные последствия. С вашим подходом к строительству я столкнулся впервые, но им я полностью доволен.

Читайте также:

Ярослав Раевский

Контент-менеджер