Интервью с С.М. Ившичевым: не сложно, а интересно!

Обыкновенно под «сложной задачей» мы понимаем проектирование дома оригинальной архитектуры или внутренней планировки. Или что-то другое, но обязательно имеющее отношение к самому дому и его конструкциям.

Но, разумеется, в строительстве возможны и такие моменты, когда дом фактически становится «заложником» участка, на котором его планируется поставить. Сложный рельеф, слабые грунты – да даже геометрические размеры участка могут стать серьёзным препятствием!

О том, как в таком случае найти компромисс и воплотить в проекте если не все, то большую часть изначальных идей, мы поговорили с Сергеем Михайловичем Ившичевым, который недавно принял в эксплуатацию дом из СИП-панелей.

- Здравствуйте, Сергей Михайлович. Позвольте спросить: когда Вы приобретали участок, то уже предвидели возможные трудности с проектированием и расположением дома, или они стали для Вас неприятным сюрпризом?

С.М.: Признаюсь – именно неприятным сюрпризом.

- Форма и размеры участка накладывают определённые ограничения: с соблюдением санитарных и противопожарных норм «вписать» в него можно далеко не всякий проект дома. Можно ли сказать, что в Вашем случае единственным выходом было индивидуальное проектирование?

С.М.: На самом деле – нет. Поставить на участке можно было и типовой дом, но – только двухэтажный. Я же чётко для себя решил, что хочу именно одноэтажный дом.

- Что насчёт состава грунтов на участке – добавились ли они к списку трудностей, или их несущая способность была достаточной для строительства?

С.М.: Да, добавились. Сейчас я, конечно, не могу вспомнить точные результаты анализа, однако при монтаже фундамента длину свай пришлось увеличить до 3-х метров.

- Вернемся к вопросам проектирования: каким было лично Ваше отношение к созданию будущего дома? Были ли Вы готовы отказаться от своих предпочтений, чтобы дом получилось «вписать» в участок, или искали подрядчика, готового воплотить все Ваши идеи, невзирая ни на какие трудности?

С.М.: Честно говоря, я не искал подрядчика, сразу выбрал вашу компанию.

- Говоря же об идеях: каким Вы видели будущий дом до начала проектирования? Были ли принципиально важные для Вас моменты, относящиеся к архитектуре или внутренней планировке дома?

С.М.: Как я уже сказал выше, основным требованием был одноэтажный дом. В остальном пожелания касались планировки: хотелось видеть в доме помещения для комфортного проживания, в том числе и сауну. И чтобы это были не номинальные «клетушки», а полноценные комнаты, которыми можно было бы пользоваться с комфортом.

- Со слов Петра Пименова – менеджера, который работал с Вашим проектом – причиной обращения в «Канадский дом» для вас стала рекомендация знакомых. Что именно они говорят о нас?

С.М.: Рекомендовали вас как компанию, которая строит качественно и своевременно, и даёт гарантию на свои работы.

- А Ваше личное впечатление от первого визита в офис? Подтвердились ли полученные рекомендации?

С.М.: Да.

- Безусловно, в Вашем случае главным действующим лицом в «офисном» этапе работы выступал архитектор, работающий над проектом. Как бы Вы оценили личностные качества и профессионализм сотрудника?

С.М.: 5 из 5 баллов.

- Какие решения предложил Вам наш архитектор, чтобы разместить дом на участке? Соответствовали ли они Вашим пожеланиям, или были сделаны с позиции «мне лучше знать»?

С.М.: В полном соответствии с моими пожеланиями.

- Как строилось Ваше общение с архитектором «Канадского дома»? Насколько Вы были вовлечены в процесс проектирования?

С.М.: Я, конечно же, не стоял над специалистом и не контролировал каждое его действие. Всего лишь передавал свои пожелания – и они учитывались. Все коррективы вносились своевременно.

- Насколько мне известно – опять же, со слов Петра, - в Вашем доме применен ряд оригинальных решений. Назовём, к примеру, второй свет над кухней-гостиной и импровизированный «лофт», созданный за счёт высокой кровли. Кто предложил эти решения: наш архитектор или Вы?

С.М.: Конкретно в этих случаях – идея моя.

- Поскольку мы коснулись вопроса второго света, не могу не спросить: насколько грамотно в Вашем доме решена проблема естественного освещения, характерная для всех одноэтажных зданий? Сейчас, уже на примере готового дома, можно ли сказать, что в нём достаточно светло и комфортно?

С.М.: Да, однозначно.

- Во многом, если не в большей части, естественное освещение дома зависит от его посадки на участке. Но в Вашем случае выполнять её приходилось с большой оглядкой на размеры участка, санитарные и противопожарные нормы. Насколько успешно в «Канадском доме» решили эту задачу? Как бы Вы оценили вид из окон дома?

С.М.: Ну, разумеется, вид из окон от «Канадского дома» не зависит. Был бы тут берег Финского залива – я бы в любом случае сказал, что вид прекрасен (смеется). Но видовые характеристики при проектировании и посадке дома на участок также учитывались. На заборы и тому подобное окна не выходят.

- Вернемся к процессу проектирования. В какие сроки Вам был предоставлен готовый к работе проект дома?

С.М.: Вся работа заняла буквально одну неделю.

- Это был единственный вариант, или в ходе проектирования существовало несколько версий будущего дома, часть из которых по тем или иным причинам отметалась?

С.М.: Было представлено три разных варианта, но от них пришлось отказаться по всё той же причине: геометрические размеры участка и санитарные нормы.

- Повлияла ли оригинальность проекта и заложенных в нём технических решений на сроки изготовления дома на заводе? Были ли задержки, связанные с необходимостью закупки каких-либо материалов?

С.М.: Нет, никаких задержек.

- Насколько сложным оказалось возведение подобного дома для сотрудников строительной бригады? Казалось ли Вам, что они впервые сталкиваются с подобными задачами?

С.М.: Претензий к квалификации строителей у меня нет.

- Насколько грамотно в целом производились строительные работы? Были ли какие-то ошибки, приходилось ли устранять отдельные дефекты или переделывать целые этапы работ?

С.М.: Нет, всё было сделано на очень высоком уровне. Особо замечу, что отклонения оконных и дверных проёмов от проектных размеров составляли буквально миллиметр-два, то же самое касается и стен.

- На Ваш взгляд, соответствует ли качество строительных работ тому уровню, который заявляется в офисе?

С.М.: Да, абсолютно.

- Немаловажный момент: строительство Вашего дома производилось в зимний период, причём уже в момент выпадения снега. Вызывали ли погодные условия какие-либо сложности в работе строителей?

С.М.: Нет, не могу сказать такого.

- Какие меры принимались для защиты стройматериалов и возводимого дома от выпадения осадков?

С.М.: И дом, и материалы, поступавшие на участок, хранились под влагостойкими тентами.

- Есть ли сейчас какие-либо дефекты, вызванные попаданием снега в конструкции дома?

С.М.: Однозначно нет.

- Какова Ваша оценка дома, построенного нашими специалистами? Соответствует ли он тому, что вы ожидали увидеть, глядя на разработанный нашим архитектором проект?

С.М.: Полное соответствие проекту.

- Насколько Вы довольны тем, что выбрали в качестве подрядчика именно «Канадский дом»? На Ваш взгляд, мог ли другой подрядчик справиться лучше?

С.М.: На этот вопрос я не могу ответить – нет опыта строительства с другими компаниями (смеется). Но итоговая оценка сотрудничества с вашей компанией – строго положительная. Если вы спросите, что понравилось больше всего – пожалуй, это надёжность. Причём во всех смыслах, включая и тот, что мне не приходилось лично вмешиваться и контролировать рабочие процессы.

Читайте также:

Ярослав Раевский

Контент-менеджер