Интервью с С.Б. Ерошкиным: совершенно иные масштабы

Признаемся честно: для нас не имеет особой разницы, с каким именно проектом обращается к нам заказчик. Будет ли это компактный садовый домик с одной спальней или большой загородный коттедж, в котором применяются все известные архитектурные элементы – дом в любом случае будет изготовлен из материалов одного и того же класса, а технологические принципы компании останутся неизменными.

Но когда речь заходит о презентации наших возможностей — наиболее наглядным примером оказываются именно большие загородные дома, построенные по оригинальным проектам и использующие нестандартные технологические решения.

Один из таких проектов – дом из СИП-панелей общей площадью 390 кв.м., сданный нами в 2017 году. О том, как был разработан проект этого дома, и как шло его строительство, мы поговорили с владельцем – Сергеем Борисовичем Ерошкиным.

— Здравствуйте, Сергей Борисович. Ваш дом отличается не только оригинальным проектом, но и достаточно большой площадью? Позвольте сразу же спросить – почему для такого дома Вы выбрали строительство из СИП-панелей?

С.Б.: На самом деле, изначально мы рассматривали сразу несколько вариантов. Первым было строительство из кирпича либо из пеноблоков, вторым – классический каркас с минеральной ватой, СИП-панели же занимали третье место. Сравнивали эти варианты в первую очередь по возможности сохранения тепла, долго изучали и в итоге пришли к выводу, что СИП-панели в этом отношении выигрывают. Поэтому остановились именно на них.

— В числе прочих предубеждений против каркаса и СИП-панелей существует и мнение о том, что она подходит только для небольших бюджетных домов. В том числе, многие уверены, что на вторичном рынке такие дома практически не продаются. Вызывало ли это сомнения при выборе технологии?

С.Б.: Изначально не вызывало. В дальнейшем, на этапе разработки проекта и расчётов был подобный разговор с сотрудниками «Канадского дома». Они не выражали каких-либо сомнений, но вслух отмечали, что дом подобного размера для компании будет нерядовой задачей. Однако, в общем и целом нас это не испугало. Когда я посмотрел расчёты и поговорил с конструкторами, то понял, что никаких рисков здесь нет.


— Возвращаясь к характеристикам материалов: для Вашего проекта большую роль играла прочность, ведь большая площадь внутренних помещений заставляет использовать большие пролёты между внутренними стенами. Вызывала ли в контексте этого доверие технология СИП?

С.Б.: Вполне.

— Говоря о технологии, стоит иметь ввиду, что разные компании строят по-разному. Позвольте спросить: много ли компаний на рынке Санкт-Петербурга были готовы реализовать проект такого дома? Были ли среди них те, чьи технологические решения попросту не соответствовали размерам дома?

С.Б.: Когда мы определились с технологией, отказавшись от каркаса и строительства из кирпича, выбор был между двумя компаниями. Это, собственно, «Канадский дом» и ещё одна компания, которую я здесь называть не стану. Соответственно, не было такого, чтобы потенциальный подрядчик засомневался в размерах дома, прочности и тому подобном. Построить были готовы обе компании, выбор же на «Канадский дом» пал по самой простой причине: ваше предложение оказалось дешевле.

— В чём заключались технологические преимущества компании «Канадский дом»? Было ли какое-то «ноу-хау», которое конкуренты попросту не применяли?

С.Б.: Нет, не могу назвать существенных различий. Единственное, пожалуй – конкуренты предлагали как альтернативу СИП-панели с обшивкой не OSB-плитами, а панелями Greenboard.


— Полагаю, при разработке индивидуального проекта большое значение имеет наличие у компании собственного архитектурного бюро, готового создать проект дома чётко под технологию компании. Обращали ли Вы внимание на это при выборе подрядчика? Много ли других компаний могли похвастаться собственным штатом архитекторов?

С.Б.: Безусловно, это очень важный момент. И могу сказать, что проект, который был сделан «Канадским домом», отличается невероятной скрупулёзностью и дотошностью: рассчитано буквально всё, до последней детали. При разработке с нуля это очень важно.

— Как вообще происходит общение заказчика с архитектором? Требуется ли предоставить некоторые готовые эскизы или черновой план дома, или достаточно просто рассказать, каким вы хотите видеть будущее здание?

С.Б.: В нашем случае происходило следующим образом: мы примерно, на бумаге прикинули план дома и планы этажей, и уже на основе этого конструктора отрисовали и просчитали всё в мелочах.


— Немаловажный вопрос – учитываются ли при разработке проекта такие особенности участка, как ориентация по сторонам света, расположение деревьев и других природных объектов и, наконец, вид из окон будущего дома? Что необходимо предоставить архитектору для этого? Нужен ли подробный топографический план участка, или достаточно обыкновенных фотографий?

С.Б.: Опять же, в нашем случае всё было готово заранее. То есть, мы сами приехали на место, примерно представили, где мы хотим расположить дом, какой будет вид из окон, куда будут падать тени, какое расстояние будет до деревьев и так далее.

Иначе говоря, в этом отношении диалога не получилось: мы просто представили архитекторам «Канадского дома» свои окончательные решения. Они же, посмотрев на наши эскизы и прочие выкладки, согласились с тем, что это разумный вариант, и просто поставили дом так, как мы хотели.


— Также к числу особенностей Вашего дома можно отнести железобетонную плиту фундамента. Проект дома сразу же разрабатывался под этот тип фундамента, или его пришлось переработать после результатов анализа грунта?

С.Б.: Именно последний вариант. Сперва мы рассматривали строительство дома на свайном фундаменте, с использованием буронабивных свай и перекрытия первого этажа из СИП толщиной 224 мм. Но после того, как был проведён анализ грунтов, это решение показалось нам рискованным и грозящим определёнными неприятностями в будущем. Поэтому первоначальные планы пришлось поменять. Разумеется, это было не очень приятное событие: дом заметно подорожал. Тем не менее, я понимаю что фундамент – это основа, на которой строится всё остальное, и тут лучше пойти на траты.

— Поскольку речь зашла о фундаменте, позвольте упомянуть, что его заливка производилась в зимнее время, со строительством временных навесов и прогревом тепловыми пушками. Были ли на этом этапе какие-либо сложности? Не «всплыли» ли впоследствии некие дефекты, вызванные зимней заливкой?

С.Б.: Никаких сложностей не было. Мы действительно заливались поздней осенью: если я не путаю, это был ноябрь. Применялись здесь и тёплые навесы, и тепловые пушки. Но никаких проблем это не вызвало: всё высохло как надо, никаких трещин или других дефектов.

— К слову, работать с бетоном зимой решили сами строители «Канадского дома», или это было обусловлено сжатыми сроками строительства?

С.Б.: На самом деле, мы планировали строить немного раньше, и фундамент тоже предполагалось делать в конце лета. Но из-за замены его типа сроки сдвинулись, и в итоге перенеслись на позднюю осень.


— Если фундамент заливался зимой, то возведение стен и кровли дома выпало на период межсезонья, с характерными колебаниями температур и осадками. Как детали домокомплекта перенесли такие условия? Потребовалась ли замена неких элементов, пострадавших от влаги?

С.Б.: Нет, ничего менять не потребовалось. Всё было сделано качественно, собиралось с первого раза, и за прошедшее лето никаких дефектов обнаружено не было.

— В каких условиях хранились детали домокомплекта на участке? Принимались ли дополнительные меры по защите самого строящегося дома от осадков?

С.Б.: Да, разумеется. Во-первых, детали были завезены частями, по мере необходимости их монтажа. Во-вторых, когда они привозились, то складывались на участке штабелями, накрываясь от осадков. Следующая партия приезжала только тогда, когда использовались детали из предыдущей.

— Удавалось ли Вам присутствовать на участке во время строительных работ? Изменилось ли Ваше представление о технологии СИП после наблюдения её непосредственно в работе?

С.Б.: У меня изначально не было больших опасений, поэтому и разочарований не было никаких. Подтвердились только мои позитивные ожидания.


— Подтвердились ли в ходе строительства технологические преимущества, заявленные компанией «Канадский дом»? Все ли строительные и расходные материалы, которые Вам «рекламировали» на этапе выбора подрядчика, реально использовались?

С.Б.: Да. Отмечу, что мы очень много времени потратили на то, чтобы согласовать все технические детали на этапе до начала строительства. И во время строительства, за счёт такой скрупулёзности, не было никаких отклонений от изначального проекта. Мы просто шли по намеченному пути, и всё.

— В какой срок удалось завершить строительство дома? Были ли задержки, обусловленные уникальностью проекта и применённых в нём решений?

С.Б.: Задержек не было никаких, и нужно сказать, что, учитывая масштаб проекта, для меня явилось приятным сюрпризом именно соблюдение сроков. Я сейчас не буду придираться к мелочам, вроде того, что что-то задерживалось буквально на неделю. В общем и целом, какие сроки обещали – в эти сроки дом и поставили. Причём отмечу, что сроки эти были достаточно сжатыми: если возведение дома началось в начале декабря, то уже в июне дом был поставлен под крышу.

(Строительные работы были завершены в мае, в июне были смонтированы фасадные системыприм. руководителя проекта).


— Насколько квалифицированной оказалась бригада, занимавшаяся строительством Вашего дома? Были ли ситуации, в которых они попросту не знали, как выполнять те или иные работы?

С.Б.: Скажу честно: мне есть с чем сравнивать, поскольку до этого я нередко сталкивался с «разовыми» бригадами. Но подчинённые Игоря Виноградова – просто волшебники. Иной оценки, чем пять с плюсом, я не могу им дать! Мы всегда находили общий язык, они всегда предлагали какие-то решения, если это было необходимо.

Так, на этапе строительства мы самостоятельно подводили коммуникации, делали разводку сетей по дому, и где надо – строители притормаживали свою работу, где необходимо – давали советы, как правильно сделать. И более того: свою работу они делали на совесть. Очень качественно, очень здорово, ребята просто молодцы!

— Вы упомянули подводку коммуникаций и прокладку инженерных сетей. Эти работы выполняли специалисты «Канадского дома»?

С.Б.: Нет, не они.

— В таком случае, не могу не задать следующий вопрос: когда на объект выходят сторонние исполнители, зачастую начинается критика предыдущих работников. «Смотрите, здесь у вас то-то и то-то, это грозит последствиями, я бы так никогда не сделал». Было ли подобное в случае Вашего дома?

С.Б.: Никогда, ни разу.


— Нередко заказчики поручают строительство дома, прокладку инженерии и черновую отделку одной компании, чтобы не разделять ответственность и не выполнять роль «телефона», через который одна бригада общается с другой. Позвольте спросить, почему Вы предпочли поручить внутренние работы сторонним исполнителям?

С.Б.: Ну… всё очень просто: «сторонняя бригада» в данном случае – это я сам и мои родственники (смеется). Решение было принято исключительно с целью удешевить проект.

— Обнаружили ли Вы какие-либо серьёзные проблемы к моменту сдачи дома? Если да, то как и кем они были решены?

С.Б.: Никаких серьёзных проблем не было. Мелочи же, вроде лопнувшего стеклопакета, который заменили сразу же, без всяких разговоров и вопросов, я бы не стал относить к проблемам.


— Да, о ситуации со стеклопакетом Вы упоминали ранее в телефонном разговоре. Как сотрудники «Канадского дома» отреагировали на неё? Ответ был в стиле «Ой, это такая мелочь, нам невыгодно возить ради неё бригаду» или «Да, это серьёзный дефект, мы сейчас же его исправим»?

С.Б.: Я больше скажу: если бы Игорь и его подчинённые не заметили трещину и не показали её мне, я бы сам этот дефект не обнаружил как минимум до межсезонья, пока трещина от перепадов температур не показалась бы более явно. Они сами её нашли, сами её мне показали и произвели замену стеклопакета. Так что я считаю, что строители продемонстрировали честную и открытую позицию.

— Какие впечатления о сотрудничестве с компанией «Канадский дом» остались у Вас к моменту сдачи дома? Не пришлось ли разочароваться в выборе подрядчика?

С.Б.: Самые положительные впечатления. Ни в коей мере я не разочарован.

— Насколько дом, построенный нашей компанией, соответствует Вашим первоначальным представлениям и тому проекту, который, как Вы говорили ранее, был изначально нарисован Вами?

С.Б.: На все 100 процентов. Мы получили именно то, что хотели получить.


— Возвращаясь к вопросам площадей дома и открытых пролётов: насколько прочной оказалась готовая конструкция? Нет ли скрипов, не «гуляет» ли межэтажное перекрытие под ногами?

С.Б.: Нет. У нас действительно было опасение, что если ходить по второму этажу, перекрытие будет прогибаться, будет шум, будет греметь посуда в шкафах – но нет, ничего подобного.

— Безусловно, пока прошло мало времени, чтобы делать окончательные выводы, но позвольте спросить, как себя ведёт внутренняя обшивка стен? Появились ли трещины или другие дефекты, изменилась ли ширина зазоров?

С.Б.: Никаких дефектов не отмечено, никаких расхождений в стыках, ничего подобного. Как было изначально сделано – так и осталось.


— А что насчёт окон и дверей? Потребовалась ли их повторная регулировка или герметизация швов?

С.Б.: Герметизация не потребовалась, повторная регулировка – да. Но смотрите: в нашем доме, грубо говоря, с десяток дверей и больших окон, которые открываются. Отрегулировали повторно лишь два из них.

— Какой итоговой оценки Вы удостоили бы дом, построенный нашей компанией?

С.Б.: Я бы поставил «отлично».

Читайте также:

Ярослав Раевский

Контент-менеджер